Как спасли деревню от огня и «пожарные без воды приехали», вспоминает Сергей Жуковский

08:43 / 20.04.2019
1084
В четвертом классе он написал в сочинении, что будет служить. А после выхода на экраны в 1971 году фильма «Офицеры» еще больше укрепился в своей мечте носить форму. И осуществил ее – через 7 лет Сергей Жуковский произнес присягу, которой остается верен и по сей день.  

По совету…
Рос он в деревне Котьки Дятловского района. Отец работал бригадиром в колхозе, мать – секретарем сельсовета. В деревню часто приезжал начальник инспекции госпожнадзора Анатолий Врублевский проверять объекты. Он и посоветовал Сергею поступать в Львовское пожарно-техническое училище МВД.

Молодой человек последовал этому совету – и 1 октября 1978 года во Львове на могиле советского разведчика Николая Кузнецова клятвенно пообещал служить своему народу. 

Кстати сказать, Сергей Жуковский учился вместе с нынешним министром по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь Владимиром Ващенко – на одном курсе, но в разных дивизионах.
В 1981 году он, выпускник училища, был направлен  на службу в Островец.

Fm3a5EDlJW4.jpg

А где это?
– За назначением в Гродненскую область из нашего выпуска приехали два человека: я и Николай Докучаев из Слонима. Приехали к начальнику управления кадров областного УМВД Николаю Атаманову. Он спросил нас, где хотим служить, – вспоминает Сергей Сергеевич. – В Гродно, конечно: мы ж такие крутые лейтенанты, золотые погоны, весь мир перед нами. (Смеется). А в Гродно мест нет. И Колю направили на родину в Слоним на должность инспектора, а меня – в Островец старшим инспектором. А где это? Николай Анисимович указкой на карте показывал...

Что представлял собой тогда Островец? Книжный магазин на площади Ленина, столовая и чайная на месте теперешнего «Визави», только что построенная гостиница, ресторан «Елочка» – сейчас магазин «Родны кут», кафе около автостанции, где собиралась молодежь – комсомольский и партийный актив. В районе было 16 хозяйств и около 500 населенных пунктов со множеством объектов, которые предстоит проверять по два раза в год. 

1994 с ветеранами.jpg

Следователи, пожарные, инспекторы…
В обязанности начальника инспекции госпожнадзора Станислава Александровича и старшего инспектора Сергея Жуковского входил контроль за противопожарным состоянием объектов народного хозяйства и жилого сектора граждан. 

– Для проверки нужно ехать на район. Из техники у нас мотоцикл МТ-10, – вспоминает Сергей Сергеевич. – Дороги в основном – гравийка и брусчатка, мост – только в Михалишках. Утром садишься на мотоцикл – к обеду в Кемелишках. Чтобы все проверить, на район выезжали на три дня.
Но не одними проверками жили инспекторы госпожнадзора. Инспекция входила в состав районного отдела внутренних дел, поэтому инспекторы занимались расследованиями и дознаниями по пожарам, задействовали пожарных в раскрытии преступлений и рейдах по линии ГАИ. 

– Выезжали и на тушение пожаров, с караулом или своим ходом, – рассказывает Сергей Сергеевич. – По уставу, который действует и сейчас, любой старший по званию, прибывающий на место ликвидации чрезвычайной ситуации, руководит операцией. Приходилось и мне заниматься этим. А уже потом выясняли причину, собирали материалы, вели дело…. 

Боевое крещение Сергея Жуковского состоялось через месяц после начала службы: в деревне Подлипяны сгорело колхозное сенохранилище. Это ЧП принесло хозяйству серьезный ущерб. К расследованию были подключены уголовный розыск и КГБ. Причину и обстоятельства пожара выясняли неделю. А виной всему оказалась детская шалость: двое мальчишек решили поиграть – и подожгли сенохранилище.

 «Без воды приехали…»
– В 1981 году в Островецком районе на вооружении пожарной охраны было всего две пожарные машины: ЗИЛ-130 на 2 100 литров воды и ЗИЛ-131 на 2 400 литров. Второй автомобиль, кстати,  до сих пор в боевом расчете районного отдела по чрезвычайным ситуациям, – рассказывает Жуковский. – А что это для тушения пожара, когда расход воды из ствола А диаметром 19 мм 7 литров в секунду? Посчитайте, за какое время выливаются 2 400 литров? Примерно за пять с половиной минут. Естественно, за это время пожар не потушить, поэтому, приехав на место происшествия, пожарные первым делом спрашивали у людей, где ближайший водоем. А те делали вывод: приехали без воды… 

Не раз приходилось слышать обвинения, что приехали поздно. Люди не понимали: на машинах, которые везут на себе воду, рукава, лестницу, колонки, гидранты, личный состав, до тех же Кемелишек примерно час езды – по сути, прибывшим пожарным тушить было уже нечего…

Островецкая ВПС 1995.jpg

Хорошее число 13
– На заре моей службы пожар с ущербом до 25 рублей – это, к примеру, навес с сеном – не учитывался.  У хозяина сено сгорело, корову кормить нечем – а мы не учитываем пожар, значит, человек страховку не получает, – поясняет Сергей Сергеевич. – Перемены начались с 1985 года, когда начальником управления пожарной охраны УВД БССР назначили Валерия Остапова: тогда стали учитывать все пожары, открыто говорили о том, какие ущербы от них несет экономика. Соответственно, было принято решение увеличить штат инспекции.

Так, в Островецком районе стало пять инспекторов, инспекцию к этому времени уже возглавлял Сергей Жуковский. Появились межхозяйственные опорные пункты пожарной охраны – 3-4 хозяйства вскладчину покупали пожарную цистерну и каждое содержало водителя и пожарного.  На Островетчине было создано семь таких пунктов: в Островце, Изабелино, Ворнянах, Рытани, Ольховке, Страче, Михалишках. На любой пожар стали выезжать одновременно как минимум три машины – работать стало гораздо легче.

В 1994 году пожарную охрану преобразовали в военизированную пожарную службу. База осталась от профессиональной пожарной охраны, межхозяйственные пункты в Страче, Изабелино, Ворнянах и Кемелишках перешли в посты военизированной пожарной службы.  

– На службу пришли конт­рактники, молодые ребята, 61 человек личного состава, – вспоминает Сергей Сергеевич. – Я был начальником военизированной пожарной части, принимал на службу их всех. Работа считалась престижной, зарплата – хорошая. Устроиться к нам очередь стояла: на 60 мест резерв 180 человек. И я каждому объяснял, что пожарный должен держать марку: пьяный с гармошкой по деревне не пройдешь – на тебя все смотрят. 

Потом островецкую часть преобразовали в отряд военизированной пожарной службы №13 – такой номер выпал по алфавитному порядку. И время работы под этим номером Сергей Сергеевич, вопреки суевериям, считает самым лучшим: не было особых происшествий, уменьшилась гибель людей на пожарах. 

А 19 января 1999 года вышел указ «Об утверждении  Положения о Министерстве по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь». К слову, этот день, ставший Днем спасателя, у Сергея Жуковского совпал с днем рождения.

До 2002 года Сергей Сергеевич возглавлял районный отдел по чрезвычайным ситуациям, затем пять лет курировал вопросы государственной системы по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороне. Приказ об увольнении по достижении возраста предельного нахождения на службе был подписан 1 февраля 2007 года.

Наставник
Когда Сергей Жуковский пришел работать в Островец, учиться ему было не у кого, приходилось постигать особенности службы самостоятельно. 
Зато учеников у Жуковского много: Геннадий Колтан, Эдуард Малышко, Василий Бордак, Вадим Соловей. Это только несколько имен руководителей – в этот список можно внести всех бойцов, воспитанных им. 

Помню...
– Были тяжелые случаи. Один из самых страшных пожаров – в деревне Книстушки: на православную Пасху там загорелся дом. Дома там близко друг к другу стоят…  Едем с кемелишковским постом на их «Урале» – воды тонн под восемь, насос из кабины управляется – а я думаю: сгорит деревня! А начальник поста Виктор Петровский лафетный ствол на крыше машины развернул на 45 градусов: едем и поливаем подряд все дома – в одну сторону, потом – в другую. Так и отстояли деревню, только один дом сгорел. 

–  В Коренятах однажды тушили сенажную башню. Там нарушили технологию закладки –  произошло самовозгорание. 150 тонн сенажа снизу и 150 тонн сверху – а посередине пустота. Меня веревкой обвязали, ствол в руки – и туда, тушить. Молодой был, не боялся: тогда не понимал, что эти 150 тонн сверху могли раздавить меня, как лягушку…

– Помню, как пожар в костеле Святых Косьмы и Дамиана тушили. Там за печной трубой не следили – от нее и воспламенился чердак, задымление сильное было. У нас тогда еще противогазов не было, пожарные с фонариками огонь тушили. Справились. Даже иконы не выносили. 

kAQsOlfe_rY.jpg

Судьба или совпадение?
Будущую профессию Сергея Сергеевича, наверное, определила сама судьба. Его дед, партизан, был отменным ружейным мастером – от него внук унаследовал любовь к оружию, которая вылилась в увлечение охотой. В мирное время дед был начальником добровольной пожарной охраны в Дятловском районе. 

Удивительно, но факт: дед жены Сергея Жуковского Ян Бразевич был начальником добровольного пожарного общества, когда в Островце действовала польская добровольная стража огнева. 

Уже более десяти лет Сергей Сергеевич Жуковский надевает форму пожарного только в день профессиональных праздников – но по-прежнему остается на службе. Сейчас он работает руководителем группы по охране труда промышленной и пожарной безопасности в акционерном обществе «Энергоспецмонтаж» Росатома на строительстве Белорусской АЭС. А если потребуется, то без вопросов встанет в строй и бросится в огонь и воду, потому что служба и погоны для него – святое.

Текст: Светлана Фёдорова
Фото: из архива героя
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений