Знакомьтесь: Эдуард Свирид!

10:00 / 25.09.2014
3219
В этом году на Доску почета Островецкого района впервые занесен портрет сотрудника РУП «Белорусская атомная электростанция». Символично, что «первым из первых» стал руководитель группы по информационной работе и связям с общественностью Эдуард Иванович Свирид – ведь Эдуард Иванович был первым жителем нашего района, принятым на работу в офис заказчика, тогда еще Дирекции строительства Белорусской атомной электростанции.
Примечательно, что это событие, которое состоялось в 2009 году, стало третьим крутым поворотом в судьбе Эдуарда Ивановича. До этого он много лет работал учителем истории, затем – директором одной из лучших школ района – Михалишковской. Затем резкий вираж – и Эдуард Иванович решился осуществить свою детскую мечту: стал журналистом, сотрудником газеты «Астравецкая праўда». Неплохим, прямо скажем, журналистом – смею утверждать это как редактор, под чьим началом он работал, – мое мнение подтверждают и отзывы наших читателей, и признание профессионального жюри: Эдуард Иванович стал одним из победителей областного конкурса, был принят в Белорусский союз журналистов.
А потом (не скрою: к немалому моему редакторскому огорчению, потому что терять хороших сотрудников ни одному руководителю не хочется) Эдуарду Свириду сделали предложение, от которого он не смог отказаться…
Занесение в этом году его портрета на районную Доску почета стало поводом усадить Эдуарда Ивановича перед диктофоном и попытаться познакомиться самой и познакомить наших читателей с хорошо известным многим – и все же, смею думать, в чем-то неизвестным Эдуардом Ивановичем Свиридом.

– Брать интервью за свою пусть и не очень продолжительную журналистскую деятельность вам приходилось неоднократно. А как себя чувствуете в роли интервьюируемого?
– Ну как… Сердечко стучит, пульс участился…
– Шутите?
– Да нет… Не примите это за какое-то кокетство – говорю совершенно искренне: я совсем не ощущаю себя «гордостью района». Я не комбайнер, не писатель, не художник, не сделал ничего особенного…
Когда у нас проходило собрание коллектива, на котором мою кандидатуру выдвинули для занесения на районную Доску почета – ее, кстати, поддержали единогласно, за что я очень благодарен коллегам, – я об этом так и сказал, вполне откровенно. В нашей организации есть немало людей, намного более достойных такой чести, работой которых я искренне восхищаюсь. К примеру, те же работники технадзора, которые отвечают за качество строительства АЭС – вы представляете, какой пласт работы и какая ответственность лежит на их плечах? Или сметный отдел – там работают одни женщины, и когда видишь, какие горы документации они переворачивают и находят каждую лишне вписанную или недописанную копейку, просто диву даешься их трудолюбию и кропотливости. Или эксплуатационники, которые занимаются подбором и подготовкой персонала для работы на будущей станции – от их зависит, насколько успешно будет она работать… В любом подразделении нашего предприятия есть намного более достойные люди, чем я…
Я, скажу честно, даже не подходил близко к районной Доске почета: чувствую себя как-то неловко…
– А может, вас по совокупности достижений на всех ранее занимаемых трудовых постах такой чести удостоили?
– Вы так думаете? Ну, тогда такая оценка моих скромных достижений как минимум приятна…
– Эдуард Иванович, за свою пока совсем недолгую жизнь вы умудрились трижды поменять не просто место работы, а сферу деятельности, причем кардинально. Можете сказать откровенно: что вам ближе, что действительно – ваше?
– Мне очень льстит, когда мои коллеги, и вы в том числе, называете меня журналистом – хотя образование у меня, конечно же, не журналистское. Журналистика мне очень нравится – это то, что для души… К сожалению, сейчас в силу объективных причин для занятия ею остается все меньше времени, да и тематика сузилась исключительно к теме строительства АЭС. Признаюсь, что иногда даже лукавлю: чтобы не называть свою длинную и трудно запоминающуюся должность, говорю, что я – пресс-секретарь БелАЭС, что, в принципе, недалеко от истины.
А атомная энергетика, в которую меня забросила судьба, – это безумно интересно! Это особый мир, целый пласт непознанных мной ранее знаний. Я порой сам себе завидую: ведь эти поистине исторические события происходят на моих глазах и даже в каком-то смысле – при моем участии!
…Помню, как впервые услышал, что принято решение о строительстве в Беларуси атомной электростанции. До того времени я, как каждый нормальный человек, который пережил Чернобыль, прошел все стадии отношения к ядерной энергетике: от категорического неприятия самой мысли о том, что в нашей стране это возможно, до понимания, что без этого нам не обойтись. И когда однажды в машине по дороге в Островец услышал эту новость, подумал: «Хорошо бы, если бы первую атомную станцию построили у нас…» А потом в январе 2008 года ко мне, тогда еще директору Михалишковской школы, в кабинет зашел представитель Белгеологии – это, по сути, была вторая встреча с этой темой, хотя гость убеждал, что наша площадка – всего лишь резервная. Ну а третьим шагом стало ваше задание для меня, тогда начинающего журналиста, о подготовке репортажа о работе тех же геологов – и потом эта «атомная тема» как-то закрепилась за мной в редакции.
Работа в новой сфере интересна еще и тем, что за эти несколько лет я познакомился со многими интереснейшими людьми – сотрудниками нашего предприятия и гостями, которые часто к нам приезжают. С ними интересно общаться, от них узнаешь много нового, учишься. Незабываемой была встреча с академиком Михалевичем – это же глыба! А тот же Анатолий Михайлович Бондарь – это на самом деле человек, влюбленный в реактор. Владимир Дмитриевич и Сергей Горины, Сергей Федорович Галанчук – личности, у которых можно многому поучиться… Да и наш директор Михаил Васильевич Филимонов – многие знают его как администратора, достаточно жесткого руководителя, а он, кроме того, очень серьезный инженер. Как-то он с карандашом в руках рассказывал, какие сложные инженерные задачи они решали на строительстве электростанции в Ираке – и я понял, что он имеет право требовать от других подобных взвешенных и ответственных решений – он знает, как эти требования выполняются.
– Между нами: мемуары писать еще не начали?
– Ну, скажете тоже – мемуары…
– Тогда скромнее: историю строительства первой Белоруской АЭС…
– Конечно, есть задумки, идеи. Даже блокнот специальный завел – правда, последняя запись в нем датируется апрелем. То времени не хватает, то находятся более срочные дела… И кажется ведь, что все прекрасно помнишь. Хоть память, конечно же, не самый надежный источник информации.
– В этих трех сферах деятельности, в которых вам довелось себя попробовать, – какие свои достижения считаете наиболее значимыми?
– Ну вот вы снова – достижения… Опять-таки – не сочтите, что манерничаю, но я не считаю, что добился каких бы то ни было достижений в любой из этих сфер…
– Хорошо, поставим вопрос по-другому: что в каждой из этих ваших «трех жизней» запомнилось больше всего?
– Ну, если брать в обратном порядке, то из последнего больше всего запомнилось, как мы с супругой за одну ночь «из того, что было» подготовили альбом о ходе строительства Белорусской АЭС для встречи двух президентов – Александра Григорьевича Лукашенко и тогда еще Дмитрия Анатольевича Медведева. Работа была авральная и ответственная – и приятно, что результат оказался достойным.
В журналистике все было интересным – новая сфера деятельности, новые люди, вхождение в профессию, о которой всю жизнь мечтал: странно, но сегодня даже мои друзья не верят, что это так, и не знают, что я еще школьником посылал заметки в газету. Из каких-то формальных вещей можно назвать прием в меня в Белорусский союз журналистов и победу в областном конкурсе: все же признание профессионалов для меня – человека, который всегда считал себя в каком-то роде самозванцем в этой сфере, – дорогого стоили…
А в школе… Возможно, меня не поймут мои бывшие коллеги, для которых слово «ремонт» было сродни понятию «стихийное бедствие», но для меня самым значимым, самым запоминающимся событием в педагогической деятельности стала реконструкция Михалишковской школы в рамках строительства агрогородка в 2007 году. Мне и сегодня не стыдно за то, что было тогда сделано и что работает по сей день.
– Ни один из сыновей не выбрал для себя делом жизни что-то из ваших «трех дорог». Не обидно? Не хотелось, чтобы кто-то из них «пошел по стопам», продолжил династию?
– Хотелось, конечно… Но это ведь мое желание, а не их. И потом, надо объективно смотреть на вещи. Атомная энергетика – это прежде всего физика и математика, а у нас в роду все больше гуманитарии. Журналистика, возможно, и подошла бы, особенно старшему, но он выбрал для себя ветеринарную медицину. Младший – ярко выраженный технарь…
А педагогика в качестве их будущей сферы деятельности не рассматривалась изначально…
– Почему? Ведь вы в свое время в педагогику шли сознательно, продолжили дело своих родителей. Как вы считаете, почему за каких-то четверть века профессия учителя в нашей стране из одной из самых престижных и уважаемых превратилась в синоним неудачника – да простят меня учителя, которых я глубоко уважаю, за столь нелестное сравнение.
– Говорить на эту тему можно много. Но если коротко и по сути, то дело в том, что учитель сегодня перестал был учителем – ему просто некогда учить детей. Его загрузили массой несвойственной ему и, по большому счету, никому не нужной работой: отчеты, справки, участие в конкурсах, в мероприятиях...
Я вспоминаю времена, когда я, студент-заочник, приезжал на сессию: у каждого из нас был портфель каких-то идей, наработок: как лучше провести урок, как оформить кабинет – мы делились ими, у нас глаза горели… Сегодня же многие учителя озабочены другой проблемой: куда бы «сбежать» из школы…
Считается, что главная проблема учителей – это низкая зарплата. Конечно, она могла бы и должна была бы быть большей – но не это главное. Главное – разгрузить учителей от несвойственных им функций и дать возможность заниматься тем, ради чего фанаты своего дела идут в профессию: учить и воспитывать детей.
Но давайте вернемся к вашей нынешней сфере деятельности и попробуем немного помечтать. Каким вам видится ваш информационный центр и сам Островец лет этак через 10-15?
– Наш информационный центр был открыт 9 октября 2009 года – в это время на строительной площадке, где сегодня на глазах растет целый город и ежедневно работают тысячи людей, еще не было ни одного крана, ни одного бульдозера. Станцию еще не начинали строить, а мы уже объясняли людям, что такое атомная энергетика, как работает атомная электростанция… Наши специалисты объехали весь район, мы побывали в каждом сельском Совете, в каждом клубе и школе. И мне сегодня порой обидно читать в интернете, что, дескать, людей «оболванили», посулили им «золотые горы» – вот они и поверили в пользу атомной энергетики. Да не глупее наши люди этих писак – наоборот: они лучше информированы, чем жители того же Гродно или Минска. Кстати, не только благодаря нашей работе. Порой я, стоя в очереди, становлюсь невольным свидетелем разговора двух, условно говоря, домохозяек, в котором проскакивают слова: «градирня», «брызгальный бассейн» – и мня это радует: значит, у них там работают мужья, друзья, соседи, и они знают положение дел, возможно, получше, чем мы… Знаете, лет через 10-15 уже не будет мнений «за» и «против» АЭС – все оценки вы ставит сама жизнь, и я уверен, что оценки эти будут положительными.
А информационный центр будет действовать и тогда – только в другом формате. Мне хочется, чтобы люди в любой момент могли позвонить на телефон «горячей линии» и узнать обстановку на действующей АЭС, уровень радиационного фона и т.д. Кстати, одна из идей, которая уже находится в стадии осуществления: установить в Островце и других крупных населенных пунктах – тех же Ворнянах, Михалишках, Гервятах – электронные табло, на которых будет отображаться уровень радиационного фона. Пусть люди знают, какой он сейчас, когда станция только строится, чтобы можно было сравнить с тем, что будет, когда она заработает.
В первом микрорайоне Островца уже в этом году начнется строительство нового информационного центра, удобного и компактного, оснащенного всем необходимым оборудованием. Я думаю, он будет не менее востребован у жителей и гостей города и района, чем ныне действующий: в своей работе, несмотря на то, что АЭС – режимный объект, мы и в дальнейшем будем придерживаться максимально возможной открытости и доступности информации.
А Островец… Когда смотришь на генеральный план застройки города энергетиков, то, честно говоря, дух захватывает: неужели все это будет у нас? Но надеюсь и верю, что все это осуществиться и наш город станет образцовым в Беларуси – как, впрочем, и происходит со всеми городами энергетиков: они ведь в какой-то степени являются лицом страны.
– И где вам представляется место убеленного сединами Эдуарда Свирида в этом «городе солнца»? Как вам это видится: вы ведете экскурсию по музею первой Белорусской атомной электростанции, гуляете с внуками по проспектам нового города?..
– Ох, боюсь, что супруга убьет меня после этих слов, но я представляю себя на пенсии в милых моему сердцу Михалишках: возле своего дома, с топориком в руках заготавливающим дрова для баньки – она для меня всегда была лучшим отдыхом, лекарством от любого стресса, релаксацией… Или уже после баньки – смотрящим в звездное небо и думающим: до чего же все-таки хороша жизнь…
– И напоследок – о своем, журналистском. Эдуард Иванович, признайтесь: по какую строну диктофона все же легче? Что проще: давать интервью или брать его?
– Ну конечно, давать! Сиди, разглагольствуй… А брать интервью, надлежащим образом подготовиться к нему – для меня это всегда было очень ответственным и нелегким делом… Я вообще считаю интервью одним из самых сложных журналистских жанров: тут на «красивостях» не выедешь, и «допридумать» ничего не получится – а собеседника нужно раскрыть…
– Ну что же, удачи вам в жизни, и, как говорится, «сбытия мечт».
– Спасибо! И вам того же!


------------------------------------
Беседовала Нина РЫБИК.

Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений