Необычная судьба обычной женщины

10:04 / 10.04.2018
3750
Наше знакомство  с Яниной Ивановной Хорошей (ударение на последнем слоге фамилии) произошло на репетиции народного хора ветеранов «Вясёлка». Элегантность и вкус в одежде, доброжелательность, приятность в общении, душевное, отлично поставленное сопрано – все это сразу привлекло внимание.  И оказалось, что у нашей землячки интереснейшая судьба!

Возле Дома культуры Энергетик.jpg


Гражданка четырех государств

Родилась Янина Ивановна, в девичестве Великая, еще «за польскім часам»  в островецкой деревеньке Виктосина. Ее родители преодолели немало препятствий, прежде чем соединили свои судьбы: мама, Зося,  из зажиточной семьи была, а отец, Янка, – батрак местной помещицы, привезенный ею откуда-то из Польши. Неровня. Но любовь победила, молодые обвенчались, и в семье родилась доченька – Янечка.  Потихоньку-помаленьку они  обустраивали свой скромный быт. 

Настал 1939 год.  Западная Беларусь вошла в состав Советской, и ее жители в одночасье стали гражданами СССР. На западе уже разгоралась Вторая мировая война, а с востока доходили слухи о коллективизации, арестах и отправке в Сибирь целыми семьями крепких хозяев-землепашцев. Как дальше жизнь пойдет?  Когда началась советско-финская война, Иван Великий попросился на фронт добровольцем...

– Мама рассказывала, что была осень, селяне копали картошку, – вспоминает Янина Ивановна. – Меня, трехлетнюю, папа посадил в большую корзину и куда-то ушел… Как оказалось, ушел отец навсегда. Последнее письмо было из Мурманской области, уже шла Великая Отечественная война. А 10 августа 1941 года автоматчик Иван Августинович Великий погиб где-то  в  Карелии...   В военкомате сообщили: пропал без вести.  И только в 2010 году  российские поисковики, которые вели раскопки в местах  былых сражений, нашли захоронения военной поры. Бои в тех краях шли ожесточеннейшие. Около 600 000 солдат полегло… Некоторые бойцы, в их числе и Иван, перед  последней атакой записали краткие данные: фамилия, имя, отчество,  место  жительства, имена родителей, жен и вложили бумажки в гильзы от патронов. Так стали известны   семеро из большой братской могилы. В Островецкий райисполком пришло сообщение о находке. Его опубликовала газета «Астравецкая праўда». И теперь Янина Ивановна живет мечтой  в День Победы побывать на  месте последнего упокоения отца…

А жизнь шла своим чередом. Спустя несколько лет после вой­ны появился в Виктосине  молодой парень-украинец – Никита Гутник. Голодно жилось на родине, и  парень, как и многие его соотечественники,  решил податься на заработки в  чужие края. Приезжие умельцы обычно на зиму нанимались в дома к хозяевам и по заказам шили одежу или обувь – кто на что был горазд. Никита был отличным сапожником. Приглянулась ему молодая солдатка Зося. Тяжело ей, малоземельной крестьянке, с дочкой жилось – не вернулся  муж с войны. Никита взял  ее в жены и дочку принял в свое сердце. А позже еще две девочки родились – Татьяна и Нина. Яня радовалась: теперь она не одна, у нее сестрички есть! 

И вот уже позади школа-семилетка. Хорошо бы в город уехать, да невозможно – паспорта нет.  Лишив сельчан этого главного удостоверения личности, тогдашний руководитель СССР Никита Хрущев навечно «привязывал» их к колхозам, чтобы  работали за «палочки»-трудодни, на которые в конце года выдавали скудную плату сельхозпродукцией. Юная Янечка пошла на ферму дояркой.

– Восемнадцать коров доила три раза в день, – рассказывает Янина  Ивановна. – А еще – корма раздать, навоз вычистить… Все вручную. Уставала неимоверно, хоть и молодая была.  Попросилась в полеводство, в льноводческое звено. Тут мне нравилось. Звено наше  постоянно числилось в лучших.

Так бы и осталась Яня сельчанкой, да судьба ей другое готовила. Справляли как-то в Виктосине свадьбу. Молодежи было немало, да еще из соседних деревень парни подъехали. Среди них – незнакомец.  И сразу на Яню  глаз положил. Познакомились. Представился Иосифом, сообщил, что сам из Мядельского района,  после армии на строительстве Братской ГЭС работает, а сейчас в отпуске, у родни  гостит. Прошлись пару раз по деревне, поговорили. Через неделю сватов заслал. А еще через неделю и свадьбу скромную сыграли – и через пару дней давай собираться в дорогу. Как жене труженика ударной всесоюзной стройки, паспорт Янине выдали в срочном порядке.

004.jpg


«И с тех пор я тебя, мой палаточный Братск, самой первой любовью люблю»

Уезжали молодые из Беларуси в ноябре, в предзимье, а Братск встретил обильными снегами и  морозом в 40 градусов. Конечно, палаточным город уже не был – гигантская новостройка с поднятыми в небо «шеями» башенных кранов. И с новыми микрорайонами, предприятиями…

– Выяснилось, что муж меня обманул, – улыбается  моя собеседница. – Сказал, что имеет комнату в  рабочем мужском общежитии, а оказалось – только койку. Так две недели и прожили, отгородившись от остальных ребят ширмой из одеял… На наше счастье, вскоре освободилась 18-метровая комната в малосемейке, мы туда  перебрались и стали обустраиваться. Чайник купили, сковородку...

Стала работать диспетчером на автобазе – выпускала машины в рейс. В 1962 году родился первенец – Славик. Рожать Янина приехала на родину, к маме и сестрам поближе – помогут на первых порах. Сынок чуть подрос – вернулась в Братск.

– Пока  сидела в декрете, закончила курсы кройки и шитья. Шила обновы детям и себе с мужем. А еще – вязала, вышивала. Потом родились девочки-двойняшки Лена и Лариса. Закончила кулинарный техникум. Девять лет проработала в столовой на Братской ГЭС. Заработок был невелик, а воровать продукты совесть не позволяла. Добираться на работу было далеко. А тут я узнала про набор на 10-месячные курсы крановщиков – и записалась.  Потом работала на мостовом кране, 20-тонном, но освоила еще и  козловой, и консольный. Направили меня в арматурный цех одного из крупнейших в Братске предприятий – комбината железобетонных конструкций. Там и проработала до самой пенсии, – делится воспоминаниями Янина Ивановна. – Очень мне нравилось смотреть на мир «свысока» – из кабины крана. Вся большая территория КЖБК – как на ладони. Однажды  спросил мастер, где лежит 16-тонная пачка нужной на тот момент арматуры. «Подожди, Дима, – говорю, – сейчас поднимусь на кран и скажу». Он   удивился: «А что, не помните, куда положили?»  Я и в самом дела на земле плохо ориентировалась. 
Крепка оказалась у женщины крестьянская закваска и привычка все делать на совесть. Потому и уважали ее в коллективах, где работала, а друзья ценили за отзывчивость и душевную доброту.

В кабине мостового крана.jpg

в кабине мостового крана


Песня в попутчицах

Всех трех сестер – Яню, Нину и Татьяну – природа наградила красивыми сильными голосами. Все  в молодости участвовали в художественной самодеятельности, выступали на сцене. Но наиболее крепкой и долгой дружба с песней получилась у Янины Ивановны – на целых 45 лет!

– Тогда было модно на каждом предприятии, в крупных организациях иметь песенные колективы, – Янина Ивановна достала из секции стопку фотоальбомов, выбрала один, посвященный ее сценической деятельности. – У нас на комбинате цеха бетонный, кирпичный, арматурный, администрация – все имели свои хоры, потом их объединили в один. Соревновались на смотрах у себя и на городских, с музыкальными  коллективами медиков, учителей и другими. Мы часто занимали первые места. А потом в городе открылся  Дворец  культуры «Энергетик» – большой, красивый, в три этажа, с танцевальным, зеркальным залами, комнатами для занятий разными видами творчества. Образовалось много новых коллективов: фольклорный, академический, инструментальный… Так я попала в академический хор «Камертон». Прекраснейшие голоса, семиголосье. Исполняли русскую и зарубежную классику, песни советских композиторов. У нас была такая популярность! Объездили не только всю Сибирь, но и на Камчатке побывали, и в Средней Азии. А  в каких красивых платьях выступали!  Их был целый концертный гардероб. Вот смотрю на фото, на лица друзей, руководителя хора, аккомпаниаторов… Волнуюсь… Встретиться бы со всеми, но многих уже нет в живых.
Судьба распорядилась так, чтобы замечательное сопрано Янины Ивановны украсило островецкий   народный хор ветеранов труда «Вясёлка».

Фото001.jpg

Фото002.jpg


Притяжение родной земли

Уехав когда-то за мужем на ударную комсомольскую стройку, Янина Ивановна прижилась в   таежном краю, привыкла к его суровым, снежным зимам и короткому, но жаркому лету, к  трудолюбивым людям, прибывшим из разных концов необъятной страны строить знаменитую гидроэлектростанцию, чтобы слиться в дружную, особенную «нацию» сибиряков-братчан. В Братске прошла большая часть  жизни девушки из небольшой деревеньки Виктосина, что на Островетчине, и парня из Мядельщины, после распада СССР ставших гражданами России. Иосиф Лукич до пенсии проработал водителем на аэродроме. В 2011 году его навеки приняла сибирская земля.  И Янина Ивановна  все чаще стала вспоминать родные места. Конечно, в Беларусь она  наведывалась с семьей – в отпуск, но о возвращении насовсем как-то не задумывалась. Ведь в братскую землю тоже крепко корни проросли –  семьями сына Славы, который до пенсии проработал инженером-энергетиком, дочери Ларисы (как и Лена, она стала медсестрой). Все подарили бабушке внуков. Правда, потом молодое поколение разлетелось мир посмотреть – и себя испытать.

Пять лет назад Лена с матерью   купили небольшую квартиру в Островце, а в 2016 году вернулись домой. Через год удалось приобрести квартиру побольше, современной планировки в доме-новостройке, где сейчас и живут. Елена работает в гинекологическом отделении районной больницы, внук Сергей – старшеклассник гимназии №1.

А Янина Ивановна  активно включилась в общественную жизнь! Имея немалый опыт работы в ветеранских объединениях в Братске, она стала искать компанию по интересам в Островце. « Прописалась» в клубе «Активное долголетие», хоре ветеранов труда. Поучаствовала в нескольких выставках рукоделия – вышивок нитками и бисером, вязанья, шитья. Ее бисерные картины просто восхитительны. А еще многим запомнились милые вязанные  шляпки, которые Янина Ивановна с удовольствием носит летом сама, защищаясь от жгучих солнечных лучей, и дарит знакомым. Двадцать одну шляпку связала, себе оставила только три, остальные пошли на подарки. А еще – палантины, кружевные кофточки, жилетки…
Находясь рядом  с этой  элегантной, приветливой, общительной женщиной, даже неловко говорить о возрасте. У нее душа молодая! 



Текст: Таисия Семёнова
Фото: из архива Я.И. Хорошей
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений