Женский взгляд на охоту

11:50 / 13.10.2016
1325

ohota_05Открытие охоты


Вы никогда не задумывались, почему мальчишки так любят играть «в войнушку»? Почему взрослые парни испытывают душевный трепет, держа в руках настоящее оружие? Почему солидные мужчины, отложив все дела, которые можно было бы переделать в выходной день, предварительно уплатив довольно значительную сумму, вскинув на плечо ружье, устремляются в лес – хотя нет никакой гарантии, что обратно они вернутся с трофеем?


Чтобы ответить – в первую очередь себе, а затем – и другим нашим «непонимающим» читателям на эти вопросы, я долго напрашивалась на охоту. Вода, как известно, камень точит: когда я уже «отчаялась, сникла, устала и на чудо надеяться перестала», участники Островецкого охотколлектива согласились взять в свой дружный спаянный коллектив любопытную «чужачку» – за протекцию особая благодарность его председателю Виктору Иосифовичу Ждановичу.


ohota_00Символично, что мое личное открытие охоты как процесса состоялось 1 октября – в день открытия коллективной загонной охоты на регулируемые виды копытных животных – пожалуй, самой популярной ее разновидности у охотников.



Утро: проверьте документы!


Субботнее утро. Натягивая резиновые сапоги и одалживая у отца кепку в стиле «милитари», думаю, что большинство островчан еще нежится в постели, наслаждаясь долгожданным выходным или, в крайнем случае, лениво потягивает утренний кофе, планируя предстоящий день.


ohota_01Но когда я, вооруженная фотоаппаратом и диктофоном, в назначенные 8 часов вхожу во двор районной организации Белорусского общества охотников и рыболовов (БООР), там уже людно и шумно. Степенные мужчины в одеждах цвета хаки с зачехленными ружьями – даже давних знакомых узнаю с трудом – перебрасываются шутками и обмениваются новостями. Нетерпеливо поскуливают и рвут поводки собаки – они, как и хозяева, истосковались по охоте.


Егерь проверяет документы – и оказывается, что один из охотников «просмотрел», что буквально накануне закончился срок уплаты государственной пошлины на право охоты. «Ну подумаешь, один день, – легкомысленно думаю я. – Тем более, что все знают этого охотника не один год. Завтра уплатит – беда такая». Не тут-то было: документы должны быть в идеальном порядке – иначе встреча с сотрудниками межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира может закончиться большими проблемами. Все ждут, пока незадачливый охотник оплатит госпошлину – и тогда… Уже можно отправляться на охоту?


Оказывается, не все так быстро. Руководитель охоты егерь Игорь Мушницкий проводит подробный инструктаж – поверьте, совсем не формальный, не ради галочки, хотя практически все охотники – люди опытные и знающие. Тем не менее, лучше лишний раз напомнить правила – ведь не зря говорят, что они написаны кровью, не перед выездом на охоту будь сказано… И оглашает «весь список»: сегодня охотники островецкого коллектива могут добыть одну косулю и козленка-сеголетка. А могут и не добыть…


ohota_02– Выйдет козел – не стреляйте, – предупреждает егерь. – Не дай бог, попадете – дорого вам это обойдется. А уж тем более лось… А вот кабана – пожалуйста: любого пола и вида.


Это и понятно: в связи с заболеванием африканской чумой свиней все ограничения на отстрел кабана сняты. Наоборот – застрелившему потенциального разносчика опасной инфекции положена выплата в размере двух базовых величин. Ну и так называемые нежелательные виды животных – лису, енотовидную собаку, волка – можно отстреливать без ограничения.


– И что же, если на охотника выйдет, скажем, самец косули, «человек с ружьем» не станет стрелять? – не могу я поверить в серьезность сказанного. – А как же охотничий азарт?


– Главное у охотника – не азарт, а выдержка, – смеется Сергей Комар, один из опытнейших охотников коллектива.


– И штраф за незаконно добытого зверя будет такой, что охотник десятому закажет, поэтому держать свой азарт надо в узде, – дополняет исполняющий обязанности директора районного БООРа Андрей Праскин. – Сегодня открывается коллективная загонная охота на нормируемые виды животных – лося, косулю, оленя и прочих. И разрешение на изъятие зверя того или иного вида, пола и количества выдается не «с потолка», а исходя из того, как учетное количество животных соотносится с их численностью. К примеру, оптимальная численность лося у нас в районе 170 особей – столько может прокормить лес без ущерба для природного баланса. По учету у нас их пасется 206. В случаях, когда учетное количество зверя превышает оптимальное, изымаются самки. Где обратное соотношение – самцы. Потому этот вид охоты и называется – на нормируемые виды, значит, численность их регулируется.



День: бах, бах – и мимо...


ohota_08Охотники – их собралось около двух десятков – рассаживаются по всепроходимым УАЗикам – и мы направляемся к границе островецкой охотдачи, самой крупной из семи имеющихся в районе. А ее охотколлектив, по словам Андрея Праскина, самый активный, дружный и успешный: его члены – активные участники всех спортивно-массовых и биотехнических мероприятий, которые проводит районное БООР. Недавно, например, островецкие охотники заняли первое место в межрайонных соревнованиях по стрелковому многоборью, которые проходили в Гродненском районе – а на таких же областных состязаниях стали вторыми. Они же активно заготавливают на зиму фураж для лесного зверя, строят кормушки, солонцы. Ну и по успешности охоты островецкие охотники впереди всех. Выходит, повезло мне, что именно они взяли меня на охоту?


…У недавно вспаханного поля останавливаемся – и бригада делится примерно надвое: половина охотников с обаками – это загонщики – уходит к лесу, оставшиеся едут дальше.


ohota_04Наконец и мы на месте: на опушке оставляем машину, охотники расчехляют ружья, а заряжают их только «на номере». Егерь еще раз напоминает: в сторону загонщиков не стрелять – только вслед уходящему и хорошо видимому зверю, самостоятельно с места не сходить – вне зависимости от результата охоты ждать, пока снимут «с номера», стрелять только по тем животным, на добычу которых есть разрешение… Затем расставляет всех участников охоты вдоль лесной дороги. Теперь их – и моя! – задача: терпеливо и тихо ждать, пока загонщики выгонят из леса зверя – если, конечно, он там есть.


Меня берет с собой «на номер» Андрей Праскин. Мы располагаемся на лесной опушке, на краю большого поля: по словам Андрея, «разрешенная для изъятия» косуля тут вряд ли пойдет – а вот для фотоохоты, если случится какой зверь, обзор хороший. На номере можно простоять и полчаса, и час – Ромуальд Русецкий заботливо предлагает мне предусмотрительно захваченный переносной стульчик: приятно, черт возьми, быть единственной женщиной в мужском коллективе!


Загонщиков еще не слышно – они остались далеко, и мы, выключив звук в мобильных телефонах, тихонько беседуем о сегодняшнем состоянии охотничьего хозяйства.


– Зверя в лесу, небось, почти не осталось? – я задаю, как понимаю чуть позже, совершенно дилетантский вопрос. – Охотников много, оружие у них современное, всякое-разное оборудование к нему: оптические прицелы, приборы ночного видения и прочее – куда зверью тягаться с человеком…


 – Вы совершенно неправы, – не соглашается Андрей. – В сравнении с 2005 годом численность зверя выросла несоизмеримо. Вот раньше лес действительно был практически пуст.


– А что же случилось в 2005 году?


– Были приняты новые, более жесткие правила охоты. И создана инспекция по охране животного и растительного мира при Президенте, которая очень жестко борется с нарушителями и браконьерами. Охота стала дорогим и хлопотным удовольствием – и те, кто раньше приходил в лес и стрелял все, что шевелится, по счастью, ушли. Остались настоящие охотники, я бы сказал – философы, для них это занятие – состояние души. К тому же этот процесс теперь жестко регулируется. Поэтому зверя сейчас даже больше оптимальной нормы. И если его не изымет охотник, то те же лоси и козлы начнут сами себя регулировать – в природе ведь все сбалансировано и лес может прокормить только определенное количество животных…


…Тем временем загонщики все ближе: то и дело слышен звук охотничьего рога Виктора Ждановича, лай собак, шум, крики. Мы замолкаем, всматриваясь в кромку леса: вдруг сейчас выскочит зверь? Андрей берет на изготовку ружье, я – фотоаппарат…


И вдруг невдалеке слышатся выстрелы – один, затем второй… Есть трофей?!


…Но, когда мы возвращаемся на место «дислокации», выясняется, что в тот день повезло косуле, а не охотникам: «номер», на который выбежала грациозная красавица, промахнулся.


– Ну что же, бывает, – успокаивают «промазавшего» стрелка коллеги. – К тому же это только первая загонка… Но, как позже философски заметил Игорь Мушницкий, если не заладилось с утра, то вряд ли повезет и дальше. Пять загонок – и все впустую.


Я невольно ощущаю себя виновницей охотничьих неудач: напросилась тут… В очередной загон даже пыталась остаться в машине, чтобы не мешать.


– Да бросьте вы! – махнул рукой егерь. – Мы же не на корабле… И вообще, если бы мы с каждой охоты возвращались с трофеями, то не на кого было бы охотиться. А открытие редко бывает удачным: собаки еще не втянулись в работу – им играть хочется, а не зверя гнать. Опять же листвы много… Возврашаемся! Нам еще тонну соли затарить нужно!



Ближе к вечеру: лосиная губа, шурпа и охотничьи откровения


ohota_12Тонна соли – это не ради красного словца: «на фазенде» – месте отдыха охотников, обустроенном в лесу ими же самими: длинный стол, навес, кострище, сухие дрова, умывальник, место для сбора мусора… и куча крупной соли.


– Ее нужно засыпать в мешки и развезти по солонцам, – объясняет задачу Игорь Мушницкий. И уставшие охотники (а вы думаете, легко загонщикам целый день ходить по лесу, по бурелому, пытаясь выгнать зверя «на номера»?) берутся за лопаты…


А когда и эта задача выполнена – тогда начинается действо, которое я назвала бы «охотники на привале»: потрескивают поленья в костре, в большом казане булькает аппетитное варево под непонятным ресторанным поварам названием «шурпа», достаются из рюкзаков домашние припасы…


Виктор Жданович выставляет на стол солидный чугунок и торжественно объявляет: «Лосиная губа!» Знатоки объясняют мне, дилетанту: лосиная губа – это «высший пилотаж» охотничьей кулинарии. Не каждый сможет ее приготовить надлежащим образом, а главное – не у каждого хватит на это терпения: по словам Виктора Иосифовича, чтобы блюдо получилось, с этой самой губой (здесь – никакой аллегории: губа в самом деле лосиная) нужно «поиграться» ни много, ни мало – 27 часов. Мне, как почетному гостю, предлагают отведать диковинное блюдо первой – распробовав, прошу добавки… А потом подоспела и шурпа от Ромуальда Русецкого – такая, что язык можно проглотить вместе с наваристой юшкой. Ну и что, что охотники в тот день остались без трофеев? Бывали ведь у них и раньше «выходы» на охоту – и более удачные… Так что, перефразировав известное выражение, можно сказать, что были бы охотники – и шурпа будет обязательно.


И полились разговоры «по душам», охотничьи байки, воспоминания… Так что не знаю, как у охотников – а у меня ОТКРЫТИЕ охоты состоялось: я сумела хоть чуть-чуть приоткрыть для себя занятие настоящих мужчин.ohota_10



Шурпа от Ромуальда Русецкого


ohota_13– Вообще-то шурпа – это варево из дичи, и чем больше сортов мяса в ней, тем лучше.


Готовится шурпа четыре часа. Первый час мясо просто варится в воде, желательно в таком вот специальном казане, мне его жена подарила – это к вопросу о том, как близкие относятся к нашему увлечению: моя супруга меня полностью поддерживает! Затем закладываются другие ингредиенты.


Хочу сказать, что у каждого охотника свой рецепт шурпы. В этой, например, семь составляющих: кроме мяса утки и косули, тут варится картошка, морковка, тыква, перец, помидоры. Перед готовностью добавляем зелень – кто какую любит, у меня, допустим, обязательно должен присутствовать базилик, и приправы. Все закладывается по очереди и через каждые 15-20 минут пробуется. когда все, что нужно, добавлено, шурпа томится на маленьком огне примерно час.


Ну а потом – приятного аппетита всем.



Охота – это...


Что для каждого из присутствующих охота? Почему взрослые солидные, состоявшиеся мужчины тратят драгоценное время и немалые деньги на порой безрезультатную «беготню по лесу»? Как к этому относятся их родные и близкие?


Не была бы я журналистом, если бы не воспользовалась ситуацией и благостным настроением принявших меня в свою компанию людей и не начала искать ответы на вопросы, ради которых и напросилась на охоту…


ohota_06Виктор Жданович:


– Охота – это мое все! Она мне по ночам снится!


Впервые отец дал мне ружье лет в десять – тогда с этим все было не так строго, как сейчас. Помню, идем зимой на охоту, а мне, пацаненку, росточка не хватает – приклад по земле волочится, в снегу дорожку оставляет…


Тогда на нас огромный кабан-секач вышел. А отец к тому времени задремал. Ну, я и выстрелил. Повезло, что убил, иначе, говорили опытные охотники, кабан бы меня порвал в клочья. C тех пор я и заболел охотой. Это ж такой азарт – кто кого: ты – зверя или он – тебя?


В этом коллективе я давно. А три года назад, когда наш давний бессменный руководитель Петр Павлович Спагар попросился «в отставку», охотники меня избрали председателем.


Оружие охотничье люблю. И собак – у меня их три: две русско-европейские лайки – Юта и Шархан и ягдтерьер Дик. Все с паспортами, с родословной. Недавно Дик и Шархан стали победителями на выставке собак, которая проходила в Ошмянах. Теперь вся наша семья ими гордится!


Слава богу, родные меня понимают. Кстати, Дика жена мне подарила на Новый год – его привезли из Гомеля, а туда – из Львова. Лена и сама со мной несколько раз бывала на охоте – правда, больше в ознакомительных целях, вот как вы сейчас. И дочка имеет удостоверение на право охоты, зять тоже охотник. Так что, можно сказать, я всех на это дело «подсадил»…


ohota_11Сергей Комар:


– Я считаю, что охота – это достойное увлечение настоящих мужчин!


Честно говоря, даже не скажу, откуда это у меня – но меня всю жизнь тянуло к этому делу. По отцовской линии в роду были лесники – а значит, и охотники – может, зов предков? Еще в детстве сам мастерил «воздушки» и стрелял по воробьям. А 28 лет назад, когда родилась дочка, впервые вышел на охоту – и «заболел» ей всерьез. С тех пор она моя главная страсть. У меня солидная коллекция охотничьих трофеев, холодного оружия, собственноручно построенный «домик охотника», где все посвящено этому делу…


ohota_09Вацлав Купревич:


– Меня и остальных наших друзей – Романа Русецкого, Володю Олизара – в охоту привел Вадим Михтеев. Поначалу мы все увлекались рыбалкой, а потом увлечение плавно переросло в охотничью страсть.


Что для меня охота? Прежде всего – удовольствие от хорошо проведенного времени в общении с природой и близкими по духу людьми. Ну и здоровье, конечно: за день в загоне проходишь до двадцати километров – хорошая тренировка.


ohota_07Виктор Свилло:


– Охотой я занимаюсь довольно давно, но в этом коллективе недавно – года два. Обстановка тут хорошая, дружеская, все на равных – это подкупает.


Хотя я не отношусь к таким фанатам охоты, как большинство здесь присутствующих. Мне в этом процессе больше всего нравится общение – с природой, людьми; возможность спокойно подумать, поразмышлять, отвлечься от всего – когда стоишь на «номере», времени хватает…


А самая памятная охота была зимой. Охотился я тогда с вышки, было 31 января – последний день закрытия лицензии. Вышка стояла возле кормушки, специально построенной охотниками для подкормки животных в трудные зимние времена. И время ожидания «своего» зверя превратилось в увлекательное кино!


Где-то после 17 часов меня подвезли на место охоты – и мы спугнули двух лосей, которые мирно ужинали у кормушки. Я поднялся на вышку и устроился поудобнее. Представьте: зима, мороз, за спиной светит луна – я в окошко, как в телевизоре, наблюдаю за всем происходящим внизу.


Ровно в 18.00, как на работу, к кормушке пришли дикие кабаны и стали «харчеваться». Затем подошел проголодавшийся олень-рогач – кабаны его отогнали. Тот покружил вокруг и улегся в отдалении. Кабаны, наевшись, ушли. Из леса робко вышли две козочки: подбежали к кормушке, пожевали минуты две – и тут снова вернулись кабаны, уж не знаю, те же или новое стадо, – словом, козы ретировались… Еще через какое-то время олень, видно, изрядно проголодавшись, вернулся к кормушке, размотал рогами всех и стал есть. Кабаны разбежались,  но через некоторое время потихоньку стали возвращаться – и теперь все вместе принялись мирно жевать у разных кормушек. Все это время мимо пробегали то лисица, то енот, то зайчик. Словом, полное ощущение того, что ты лично присутствуешь при съемках передачи для телеканала «Дискавери». Впечатления непередаваемые!


Вадим Михтеев:


– Что для меня охота? Страсть! Например, выдался трудный день – и ты возвращаешься домой никакой…


А потом отправляешься на охоту, сидишь ночью в засидке 5-6 часов – и получаешь такое удовольствие, такой адреналин, что всю усталость как рукой снимает: назавтра ты снова бодр и весел!


Больше всего я люблю охоту на волков. Это равный поединок хитрого, умного, сильного зверя и человека – и победа в нем дает, кроме всего прочего, повод для самоутверждения: я – умнее, хитрее, сильнее! Когда я вызываю волка на бой при помощи самодельной дудки-«вабы» и зверь принимает мой вызов: отвечает протяжным воем – ощущаю прилив адреналина. Страшно? Ну конечно, страшно – мои друзья, которых я брал на охоту на волков, почти все отказались от этого занятия, потому что тут действительно идет борьба на равных: кто кого перехитрит. И тем радостнее выходить из этой схватки победителем! За три года я добыл 17 волков – и думаю, что это не последняя цифра в списке моих охотничьих трофеев.


Волка добыть намного интереснее и полезнее, чем любого другого зверя – лося, косулю: ведь этому хищнику для пропитания за зиму нужно полторы тонны мяса – а это те же косули и лоси…


Кстати, вы знаете, что легенда про лебединую верность всего лишь красивая сказка: оставшийся одиноким лебедь находит себе пару. А вот волчья верность существует на самом деле. Волки, как и люди, живут в паре. Когда убивают самца, то самка находит себе другого – действует инстинкт продолжения рода. А вот когда погибает волчица, самец так и остается один – и со временем стая изгоняет его, он становится тем самым страшным матерым волком-одиночкой… О, волки – интересные противники! Думаю этой зимой организовать на них охоту с флажками и пригласить всех желающих посоревноваться со зверем…


Николай Прутик:


– Ну, вы так спрашиваете: за что вы любите охоту? Разве можно объяснить, за что любишь жену? Любишь – и все тут… Так и с охотой. И добыча тут – не основное, главное удовольствие – с людьми встретиться, пообщаться. Ведь когда с женой, случается, поругаешься, на развод же не бежишь подавать: завтра помиришься. Так и с охотой: мало ли что сегодня ничего не добыли – зато вот посидели хорошо, поговорили. А завтра будет другой день и другая охота – возможно, более удачная…


Как жена к этому увлечению относится? Ну как она может относиться, если у мужа появилась другая любовь? Конечно же, ревнует… Но что ж поделать, когда мы и жен, и охоту любим…


Кстати, знаете, почему в семьях охотников так мало разводов? Потому что все выходные мужья на охоте – поругаться некогда и не с кем…


А еще охота – это адреналин! Когда на тебя идет зверь, испытываешь такой стресс – сравнить можно, наверное, только с тем, когда в аварию попадешь. Но это, как говорится, избави бог – лучше уж на охоту. Некоторые так называемые защитники природы охотников называют убийцами.  Им я так скажу: колбасу все любите? И котлетку, и полендвичку… И то, что вы купили мясо в магазине, еще не означает, что для того, чтобы оно там появилось, не нужно было кого-то убить. Что бы кто ни говорил, а человек, за редким исключением, – животное плотоядное… И имейте в виду, что охотники зверя не убивают, а добывают: для этого его сначала нужно найти, перехитрить… И вместе с тем – охраняют: те, кто на словах защищают природу, и близко того не делают для сохранения и преумножения зверя в наших лесах.


Юрий Тарашкевич:


– У меня дед по материнской линии был охотником – может, поэтому меня всегда тянуло к этому занятию? В детстве прочитал много литературы по этой теме; когда исполнилось 18 лет, хотел было вступать в общество охотников – старшие товарищи отговорили, посоветовали сначала в армии послужить. Так и сделал – но, когда демобилизовался, вернулся к своей мечте. Так вот с 2002 года я в этом охотколлективе.


Охота – это даже не хобби, это – состояние души. Мне кажется, нигде больше люди так не сплачиваются. Вот смотрите: мы все идем в лес, у каждого оружие – и никто никого не боится. А все потому, что все мы – коллектив, одно целое.


ohota_03Андрей Праскин:


– Охота – это моя работа. Пришел я сюда 18 лет назад. Очень благодарен старым охотникам, в частности – Вацлаву Викентьевичу Свирскому, который меня в свое время учил словом и личным примером – и не только тому, как охотиться, но и как относиться к зверю, к природе. Он всегда говорил: если ты что-то взял в лесу, то нужно туда и отнести – подкармливать животных, беречь их, добывать только то, что нужно добыть.


Сначала я, как и все, охотился в свое удовольствие. Потом обстоятельства сложились так, что стал егерем, затем – ведущим охотоведом. Когда ушел Иван Иванович Мушницкий, меня назначили исполняющим обязанности директора районной организации БООР.


Охотничье хозяйство – это ведь не только охота, а большой комплекс разных направлений в работе. На протяжении ряда лет наша организация занимает первое место в области по хозяйственной деятельности – и это благодаря активным, неравнодушным охотникам, которые являются членами БООР.


__________________


Нина РЫБИК, фото автора.

Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений