Великая Китайская стена, площадь Теньаньмэнь, Синее озеро – что еще поразило Нину Рыбик в Китае

09:31 / 29.07.2019
1480
Несмотря на плотный рабочий график, у нашей делегации была возможность познакомиться и с достопримечательностями Поднебесной – хотя бы с некоторыми из них.

Великая Китайская стена

1.jpg



Перефразировав известное выражение Мао Цзэдуна, утверждавшего: «Если ты не побывал на Великой Китайской стене – ты не настоящий китаец», можно сказать: если ты не видел эту стену – ты не видел Китая. Все же это – один из памятников древности, сохранившейся до наших дней. Великая Китайская стена включена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. 

Хотя при всем своем величии Великая Китайская стена – пример того, как из самого затратного и бесполезного сооружения можно сделать символ национальной гордости. И это, надо отдать ему должное, заслуга предшественника нынешнего руководителя Китая Дэн Сяопина, который в 80-е годы прошлого столетия решил, что стена может принести стране немалую выгоду, – и часть потихоньку разрушавшегося древнего сооружения была восстановлена.

Стену начали строить в третьем веке до нашей эры на северной границе Китая по горному хребту Иньшань как защиту государства от набегов кочевников. Строили долго и упорно: сначала из земли и гальки, утрамбовывая их между стенами, сплетенными из тростника, потом – из высушенного на солнце кирпича, позже – из каменных плит. Строители работали тяжело, им не хватало элементарного – еды и чистой воды, они умирали тысячами – по примерным подсчетам, на строительстве Великой Китайской стены погибли около миллиона человек. Возможно, эти жертвы были бы оправданы, если бы грандиозное сооружение действительно стало серьезным оборонительным рубежом страны. Но нет: кочевники легко находили в ней бреши или подкупали охранников – и «просачивались» в Китай.

Великая Китайская стена строилась на протяжении многих столетий: каждый новый правитель пытался внести в ее возведение свой вклад. Сохранившиеся до нашего времени участки построены в основном при династии Минь в 13-16 веках. Но, как писал китайский поэт Ван Сытун, «Стена росла вверх – а империя катилась вниз». 

Тем не менее, империя исчезла – а Великая Китайская стена осталась. И сегодня это один из главных туристических объектов страны: ее ежегодно посещают  в среднем 40 миллионов человек из разных стран – в этом мы убедились, оставив следы своих штиблет на этом памятнике истории: разноязыкая речь сопровождала нас как на нелегком пути вверх, так и когда мы спускались вниз. Наивные, мы полагали, что каждая новая башня, что виднелась  наверху, – конечный пункт путешествия,  а это был лишь очередной промежуточный рубеж. Почти как в жизни…

Зато каждый из нас по мере своих сил и возможностей сделал это – преодолел доступный ему отрезок Великой Китайской стены.  И – что еще важнее! – самого себя…

Площадь Теньаньмэнь

Посещение главной площади Пекина не входило в нашу программу. Но нам хотелось! И организаторы, указав жаждущим приключений направление движения и вручив каждому карту, наказав обязательно взять с собой паспорта и, если что, не особо распространяться, что мы – журналисты, а скромно «косить» под простых туристов из дружественной Беларуси, благословили нас на самостоятельное путешествие по вечернему Пекину.

2.jpg



Мегаполисы во всем мире мало чем отличаются друг от друга – разве что языком вывесок, хотя теперь они, как правило, пишутся или дублируются на английском. А так – всюду торговые центры известных мировых брендов – Prada, Zara, H.M., Макдональдс и прочих; пешеходные улицы с кафешками и сувенирными лавками, цены в которых раза в 2-3 выше, чем где-нибудь на окраине; приставучие продавцы, для которых языкового барьера не существует: не успеешь оглянуться, как твои кровные окажутся в их кармане.

Пекин отличается от прочих разве что многочисленными полицейскими на улицах, которых, несмотря на черный цвет формы, легко распознать даже в темноте по светящимся погонам. Нам с ними, по счастью, дела иметь не пришлось.

Вход на площадь Теньаньмэнь осуществляется по удостоверениям личности. Когда цепкий взгляд оценивающе рассматривает твой паспорт,  да еще в чужой стране и в незнакомом городе, всегда чувствуешь себя немного неуютно. Но, по счастью, к белорусским гостям претензий не возникло. 

Несмотря на жесткий конт­роль и позднее время, на самой большой площади Китая – почти полтысячи квадратных метров! – было многолюдно. Многие стремились  сделать селфи на фоне Мавзолея Мао Цзэдуна, кто-то просто сидел на ограждении или на бордюре – охранник, стоявший, не шелохнувшись, за чем-то вроде трибуны, на это никак не реагировал…

Главная площадь Пекина известна не только тем, что здесь 1 октября 1949 года Мао Цзэдун провозгласил Китайскую Народную Республику, но и трагическими событиями 1989 года. Тогда студенты и рабочие вышли на площадь Теньаньмэнь с протестами против деятельности правительства – их выступления были жестоко подавлены, число жертв до сих пор никто не может назвать точно, по разным оценкам, их было от 200 до 1 000 человек. Мировое сообщество после этого попыталось ввести против Китая экономические санкции – но вскоре о них забыли: как показывает исторический опыт, деньги крови не боятся.

Кстати, о деньгах. На всех бумажных китайских купюрах один портрет – Мао Цзэдуна, отличаются денежные знаки, кроме номинала, только цветом и изображением достопримечательностей на обратной стороне. Один китайский юань приблизительно равен 30 белорусским копейкам. 

Провинция Цинхай

С глубинкой Китая мы знакомились в провинции Цинхай, расположенной на западе страны на границе с Тибетом – краем многонациональным и многоконфессиональным, что придает ему сходство с нашей страной.

Китайская провинция, если сравнивать с административным делением Беларуси, – что-то вроде нашей облас­ти. С той только разницей, что по площади она больше чем в три раза превосходит Беларусь, а по численности населения составляет больше половины ее: в Цинхае живет около 6 миллионов человек. 

5.jpg



Причем 40 % жителей – это национальные меньшинства: тибетцы, монголы, салары, хуэйцы… Из 55 национальностей, что зарегистрированы в Китае, представители 54 живут в провинции Цинхай. Для них издаются газеты на родном языке, представители национальных меньшинств имеют льготы при поступлении в учебные заведения – словом, в Китае, как нас заверили, власти под руководством Коммунистической партии заботятся о сохранении многонациональной самобытности страны.

Более того: хотя партия не признает какую бы то ни было религию, к тем, кто считает иначе, тут относятся вполне терпимо: храмы не закрывают и священников в тюрьму не сажают. 

На территории провинции Цинхай существует несколько религиозных течений: буддизм, ислам, христианство и прочие. Представители каждого из них имеют свои храмы и монастыри, некоторые – с многовековой историей. Им позволили стать туристическими и паломническими центрами: польза, в том числе и материальная, от этого, думается, и самому монастырю, и стране в целом немалая.

6.jpg



Монастырь

Нам довелось побывать в одном из тибетских монастырей Кумбум, который, кроме своего прямого назначения, выполняет роль крупного туристического центра: разнолицых и разно­язычных посетителей тут – как на Великой Китайской стене.  

Да и, по правде сказать, есть на что подивиться: кроме ярких красок, своеобразной архитектуры, тут есть ценности, включенные в список нематериального наследия ЮНЕСКО, – к примеру, яркие картины, созданные монахами… из жира тибетских овцебыков! Они посвящены сюжетам из жизни Будды и каждый год зимой обновляются. Или объемная вышивка тех же монахов – говорили, что ее можно увидеть только в этом монастыре. 

Не буду утверждать, что на протяжении одной экскурсии я проникла в суть буддизма и той его ветви, представители которой основали этот древний монастырь, – да и не было у меня такой цели. Но, наблюдая, как неистово, не обращая внимания на любопытствующие взгляды туристов, молятся паломники: им надо, стоя, сделать определенные ритуальные движения – примерно то же, что нам перекреститься, – и затем распластаться на полу, вытянув вперед руки, – и так 10 тысяч раз! – невольно поймала себя на мысли: во всем мире, во всех храмах, независимо от вероисповедания, люди просят у того, кого считают всемогущим, одного и того же: мира, здоровья, счастья… Почему же на земле не утихают войны, гибнут дети, попираются правда и справедливость?

Синее озеро

Озеро Цинхай, или Синее озеро, давшее название провинции, запомнится белорусским журналистам, приехавшим в Китай в шортах и теннисках – прогноз на все время нашего путешествия обещал +35! –  прохладной погодой и моросящим дождем. Это, к сожалению, не позволило по достоинству оценить всю красоту крупнейшего в Центральной Азии бессточного соленого озера, которое еще называют скупым: в него впадает 23 реки – а не вытекает ни одной!

3.jpg



Для китайцев это озеро – священное: тибетцы – а именно они составляют основную часть местного населения – утверждают, что здесь находится одна из точек силы. Так это или нет, но прикоснуться к озеру можно только рукой, ногами осквернять его воды и купаться нельзя! (Не больно и хотелось – в такую-то погоду!)

Рыбу ловить тут тоже нельзя – и она прямо у берега носится целыми косяками! Наши бедные мужчины-рыбаки чуть сознание не теряли от недоступности так близко-желанного счастья. Такая рыбалка сорвалась!

4.jpg



Но на кораблике мы по озеру прогулялись. Из-за свинцовых туч, что закрыли горизонт, Синее озеро казалось серым, сливаясь где-то там, за облаками, с таким же небом...

Окончание следует

Текст: Нина Рыбик
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений